Артем Ковбель: уроки войны для бизнеса

Артем Ковбель: уроки войны для бизнесаС приходом войны я все чаще получаю запросы от собственников
бизнеса с просьбами провести финансовое расследование или аудит.
В этой колонке я хочу коротко рассказать о самых частых из этих запросов. И о
том, какие выводы из них можно сделать.
Запрос № 1:
«Мы — акционеры и
хотим интенсифицировать свой бизнес, структурировать свои денежные потоки. Но
есть подозрение, что бухгалтер ведёт непрозрачную деятельность. Хотим разложить
все потоки на молекулы и понять
, воруют ли у нас».
Вывод. Обратите внимание: авторы этого запроса обеспокоились
нечестной деятельностью бухгалтера только после того, как захотели
интенсифицировать бизнес. Почему же не раньше? Помимо очевидного ответа «они
просто раньше ничего не подозревали», есть другая причина — подорожание
кредитного ресурса в связи с поднятием учётной ставки НБУ до 25 %.
Естественно, со временем удорожание ресурса отразится на бизнесе, и владельцы бизнеса
это понимают, поэтому начинают искать дополнительную ликвидность в своей
компании. А чтобы ее найти, нужно устранить все возможные червоточины, включая
«непрозрачного» бухгалтера. Из этого можно заключить, что часть украинского
бизнеса все еще не готова полноценно бороться с корпоративным мошенничеством и
делает это только если ситуация заставляет.
Запрос № 2:
«Мы — акционеры в
бизнесе, но решили разойтись. Мой партнёр остается в стране, я же решил начать
бизнес за рубежом. Вот хотим посчитаться, определить точный финансовый
результат компании и произвести оценку стоимости бизнеса»
. Вывод. Запрос с подобным содержанием — далеко не единственный в моем
портфеле. Это говорит о том, что среди
украинского бизнеса идет тенденция к разделению.
Все больше предпринимателей не хотят от кого-то зависеть, привязываться к
партнерам, будь то физическое или юридическое лицо. Многие в экспертных кругах
видят в этом проблему, ведь в тяжелые времена, наоборот, нужно объединяться,
выживать же вместе проще.
Но практика говорит о другом. В одиночку предприниматель быстрее принимает
решения, ни от кого не зависит и поэтому может работать быстрее, а значит и
быстрее получать прибыль. Отсюда и эта тяга к разделению. Тут нет никакой «зрады», а только банальное желание
оптимизировать свою работу.
Запрос № 3:
«Пришла пора
выплачивать дивиденды, оказалось, что согласно отчётности
,
деньги в компании и кассе в частности есть, а физически денег нет».

Вывод. Казалось
бы, война требует сурового контроля за всеми направлениями деятельности
компании. Но не все бизнесы освоили эту науку.
В таких случаях, как этот, необходимо проверить учёт и определить, куда ушли
деньги, и кто в этом виноват — партнёр в бизнесе, менеджмент компании или, как
в одном случае который довелось расследовать, — подотчетен одному из партнёров
менеджер, который вывел деньги по указанию этого самого партнёра. Часто
оказывается, что учёт находится в таком плохом состоянии, что его необходимо
восстанавливать чуть ли не с нуля. Запрос № 4:
«Мы — иностранный
инвестор. Наш украинский партнёр перестал выплачивать нам дивиденды, по
надуманной причине. Просим проверить реальный финансовый результат совместного
предприятия».
На мой вопрос: «Вы когда-либо осуществляли финансовый аудит?» — ответ однозначен: «Нет. Мы доверяли своему партнёру».
Вывод. Никогда не инвестируйте в бизнес, который не контролируете и
не проверяете на регулярной основе. Запрос № 5:
«Мы — партнеры в агробизнесе,
занимаемся совместным выращиванием различных культур, также владеем
элеваторными мощностями, в которых хранили зерно. С началом боевых действий
элеваторы были временно оккупированы, зерно с них, со слов партнёра, было
вывезено страной-агрессором. Я на момент вторжения не пребывал в стране, и
проверить подлинность данного утверждения не могу, при этом у партнёра
появились новые активы. Предполагаю, что зерно было продано им лично, а списано
на страну-агрессора».

Вывод. Оказывается, не все наши беды с зерном вызваны
страной-агрессором. Для бизнесов подобные ситуации — урок, обучающий тому, как
важно обеспечить физическую безопасность своих активов, а также проработать
сценарии для минимизации рисков их утраты.
В конце концов, мало кто у нас верил в возможность большой войны, но сейчас
больше всех выиграли те компании, что смогли подготовиться к такому риску хоть
как-то.
Что объединяет все
эти случаи?

Выше описанные обращения — лишь малая часть тех, которые я
получил от собственников бизнеса с момента начала войны. Какими бы ни были
индивидуальные причины их обращения ко мне — у всех есть одна общая и
глобальная причина: грядут тяжелые времена для мировой экономики в целом и
украинской — в частности.
Собственники это понимают и хотят оптимизировать свой бизнес уже сейчас, приводя
к единому знаменателю свои взаимоотношения со своими партнёрами в бизнесе. Если
и вы преследуете эту же цель — помните: только внедрение инструментов форензик
и проведение регулярных аудитов поможет вам добиться нужных показателей.
Форензик — в широком понимании — это инструмент расследования
фактов корпоративного мошенничества с одной стороны, с другой стороны — это инструмент, который помогает минимизировать возникновение фактов мошенничества в
будущем.
Хотя я предпочитаю формулировку проще, но ярче: форензик — это искусство
расследования людей и денег. И то, и другое взаимосвязаны как ничто иное.
Артем Ковбель, аудитор, сооснователь, партнер компании Crowe Erfolg, член ASIS, ACFE, ASCP

Источник: news.finance.ua

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

<a href="https://www.mt5.com/ru/" target="blank">Форекс портал"</a>

Поиск по архиву

Поиск по дате
Поиск по рубрикам
Поиск с Google

Top